Защитники своей нищеты

Таджикский журналист Сергей Чутков специально для NewEurasia.net с материалом «Позорно быть рабочим?» из серии «Защитники своей нищеты»

Недавно я начал писать небольшую заметку о музыканте Толибджоне Курбанханове, прославившемся  на просторах интернета своим нестандартным творчеством. Дописав статью, я понял, что текст получился, но не совсем заметка и не столько про музыканта. Сам музыкант явился для меня своеобразной «точкой входа» в другую тему, тему того, как мы – жители Таджикистана воспринимаем себя и то, как нас воспринимают там, в России, да и в других странах. Суть размышлений ниже —  это утверждение того, что все наши претензии относительно того, что с нами плохо обращаются в России, направлены, в большинстве случаев, не тем адресатам и не в той форме.  Как я пришел к таким выводам, читайте ниже.

Так же хотел бы открыть этой статьей серию  под общим названием «Защитники своей нищеты», в которой я буду говорить о том, как в разных социальных сферах Таджикистана люди ищут возможности улучшить условия своей жизни, работы, деятельности, материального состояния теми средствами, которыми люди вынуждены действовать и считать подобные действия нормой. Все статьи будут основаны на показательных и распространённых примерах из личного опыта и опыта знакомых.

Не так давно в интернете появился очень интересный персонаж.  Его  зовут  Толибджон Курбанханов,  он является музыкантом — певцом и, по совместительству, (что косвенно важно в данной статье)  гражданином Республики Таджикистан (ну, или являлся таковым).

8f4jdrgickk

Толибджон Курбанханов. Фото из официальной группы артиста Вконтакте

Однако, в  интернет сети выложено его три музыкальных видео клипа, в которых он восхваляет президента России, признается ему во всяческих своих преференциях,  симпатиях и чуть ли не в (подозреваю) платонической любви. Вот одна строка из его песни   «ВВП»:   «Страна была в кризисе, народ страдал и в это время Бог его послал». Изначальный  интерес представляет то, что певец восхваляет не президента Таджикистана, что было бы обычно и в тренде – многие музыканты и деятели культуры в Таджикистане это делают с рвением. Толибджон же превозносит В.В. Путина, который, по его мнению «спас народ» России.

Вот ссылки на все клипы Толибджона Курбанханова  на портале Youtube«ВВП», «С Юбилеем, Господин Президент!»«Спасибо тебе, Боже, за Владимира!»

Советую посмотреть ролики, прежде чем читать дальше. Или, по крайней мере, один из них.

Мне  стало любопытно, что же аудитория думает о певце, и я обратился к комментариям пользователей интернета разных порталов.  На портале Youtube в большинстве своём комментарии негативные (или лучше сказать обывательско-националистически-оскорбительные)- как в отношении самого певца, его исполнения, так и тематике его песен.  Приведу некоторые из них:

«Ну и вы придурки! Так вы сами себя очень скоро и уничтожите…»

«скоро халява для нелегалов закончится, и Владимир не поможет»

«Спасибо Путину, теперь в Москве все дворники — нелегальные мигранты из Таджикистана.»

«Чуркобес порадовал))))))))))))до слез смеяся)))))»

Несколько меньше позитивных (или лучше сказать солидарных с музыкантом) отзывов на том  же портале:

«Он спел то, что чувствуют многие россияне. Нужно благодарить Бога за все что имеем. Спасибо!»

«всё правильно, не одного лишнего слова!»

Есть и те пользователи youtube кто считает (или воспринимает), что песни Толибджона —  это  юмор и стеб:

«Какая смешная песня!»

«Сто процентный стеб!»

На местных же, локальных порталах Таджикистана, комментарии более позитивные. Многие рады и самому исполнению и тематике. Вот какие мнения выражают пользователи видео портала www.topvideo.tj:

sharkush

молодец, это называется дружба народа! пусть смотрять русские и если у них есть совесть хоть чуть — чуть пусть наших не трогають там! я это называю дружба народов!

www.tj

Прав до говоря нормально спел и что заладили про гражданство не гражданство видно есть у него паспорт. Молодец хоть что-то сделал пусть русские смотрят Удивляются Думают

VsV7

отличный голос!!!!! и песня тоже!!!!! вот пусть русский народ смотрит!!!! и знал , что Таджик не только стоить умеет , но и петь умеет!!! отличный артист!!!!!!!

Как можно увидеть,  соотечественники Толибджона затрагивают вопрос национальности в контексте присутствия многих граждан Таджикистана на территории России. Граждане Таджикистана  видят в Толибджоне своего рода медиум, который предположительно заставит «русских» задуматься и начать обращаться с приезжими соответственно – не как с рабочими, строящими и подметающими.

Подобные мнения и желания поклонников творчества Толибджона, как я полагаю, очень распространены среди жителей Таджикистана. Налицо, выражаясь в терминах марксизма, ложное сознание, которое я бы хотел для себя немного исследовать в нашем контексте.

В комментариях соотечественников (или соматерьников) к  видео клипам  Толибджона для меня налицо два аспекта, которые выходят за рамки комментариев и становятся более общими вещами: 1. Люди ассоциируют рабочих (даже если они сами рабочие)  с тем, что  это что-то недостойное. Отсюда и вытекающее желание не быть рабочим или не ассоциировать себя с таковым 2. Желание доказать, что мы (жители Таджикистана) другие – не такие как о нас думают многие россияне. Эта мысль проводит параллели с недавней ситуацией после приезда зимой 2013 в Таджикистан передачи Орел и Решка (вот небольшая статья по этому поводу http://newlittj.blogspot.com/2013/11/blog-post_27 ), когда граждане Таджикистана негодовали (в том числе и в интернете) по поводу того, как плохо и неадекватно Таджикистан, его жителей и столицу показали в этой передаче.

Что  касается первого аспекта, то подобная тенденция ( т.е. отвергать в себе «рабочесть») проявлялась еще на заре развития мануфактур, а затем и массовой индустриализации Европы. Тогда положение рабочих (говорим о Европе) было тяжелое, люди были вынуждены работать в не человеческих условиях, по 11-14 часов в сутки ( или 11 с половиной часов в царской России на капиталистических производствах ) – работать для того, чтобы прокормить себя и что бы их дети (которые тоже  работали) уже не  были рабочими. Ручной / станочный труд напрямую ассоциировался (да и был таковым) с нечеловеческими условиями  самого труда и условиями жизни в целом, а также с интеллектуальной неразвитостью, что собственно понятно —  у рабочего “пашущего” за копейки по 14 часов в день, нет ни сил, ни  возможности саморазвития  или  достойного  отдыха, или свободного времени в целом (свободное время к стати является не только залогом индивидуального развития но и «развития общества в целом» — М.В.Попов.).

Так или иначе, рабочие Европы начали бороться и за сокращения рабочего дня, и за улучшения условий труда.  До  определенной степени они этого добились (хотя, еще чего они добились – это вывод производств за пределы своих стран, потому как условному владельцу условной фабрики всегда нужна  более дешёвая рабочая сила). Разумеется, посреди всех этих тяжелых рабочих будней были  те, кто пользовался возможностями показать свое «не отношение» к рабочим путем внешних признаков, ( специфичная одежда, музыка, еда и другие культурные аспекты буржуазной жизни) которые рабочие пытались копировать (такое вот симулятивное метафизическое действие, симуляция (Барт)). Это была, своего рода, само-терапия и самообман, во многом, наверное, неосознанный.  Полагаю, что подобные тенденции проявляли рабочие, находящиеся  не в самых ужасных условиях труда и существования (белые воротнички!)  и они могли себе это позволить. Они пытались ассоциировать себя внешне не с рабочим классом, в надежде добиться успеха на поприще добычи богатств (по типу – «думай и делай как богатый и станешь таковым»). Подобные тенденции начали широко поддерживаться всяческими развивающимися новомодными теориями позитивного мышления и поведения, информационными матрицами дающими  «манну небесную» тем, кто в них верит, концептами социальных лифтов,  и, в итоге, отходом от солидаризации с себе подобными (рабочими) к индивидуализму и борьбе  за выживание. Отсюда, как представляется, и берет начало общество консюмеризма и массового потребления дешевых , но внешне «не для рабочих» продуктов производства. Культура массового потребления, стала, своего рода, пространством для классового компромисса между богатыми (или обладающими собственностью на средства производства) и бедными (не имеющими собственности на средства производства), а  если еще точнее сказать  —  пространство не столько  для компромисса, а  сколько для затирания различий.

Тут необходимо понимать – быть рабочим у себя дома или где-то в России не есть плохо само по себе, плохо мириться с теми условиями, в которых тебя заставляют работать и то, сколько сил и времени ты вынужден тратить на то, чтобы прокормить себя и семью. Все это имеет прямую связь с образованием, которое ты должен получить на родине, которое должно быть качественным, общедоступным и бесплатным. Этих вещей и нужно требовать, добиваться, желательно сообща, а не выдумывать себя мнимого врага (или друга) в виде жителей (как национальности) страны пребывания

Что касается второго аспекта – желание доказать, что мы другие, желание скрыть нашу угнетенность, необразованность и, во многом, нищету, апеллируя к неоднозначному (в нашем случае) как по качеству, так и по содержанию продукту музыкальной культуры (песни и клипы Толибджона), то это показательный аспект.  С этим аспектом в Таджикистане можно столкнуться очень часто. Как показательный пример из десятков существующих, приведу один. Не так давно я участвовал в видеосъемках, и одним  съемочным днем мы работали в подземном переходе в Душанбе – снимали уличного, очень интересного музыканта, зарабатывающего тем, что ему подают. Ко мне подошел прохожий с вопросом, в котором содержались и нотки упрека, и осуждения (если я не ошибаюсь). Его вопрос заключался в том, не хотим ли мы (снимающие) высмеять этого музыканта и его бедноту и вместе с тем бедноту остальных жителей страны. Вопрос ввел меня в состояние  кратковременного  ступора. Я ответил, что в бедноте ничего смешного нет, и что тащить кучу оборудования, чтобы над кем-то посмеяться не очень целесообразно.

В ситуации выше (и, по сути, в комментариях соотечественников к видео Толибджона) очевиден разрыв между объективностью (вынужденностью человека играющего на улице) и культурно-моральным фреймом (рамками, установками, стереотипами) подошедшего с вопросом. Многие люди в Таджикистане проявляют огромную чувствительность к тому, как их увидят, что о них подумают другие, отодвигая на второй план реальность (или реалии) своего существования, и, наверное, необходимость осознания и проявления (эксплицирования, выплеска, выражения) своей субъективности (включая нужду, угнетенность, безысходность).  Проще говоря… Подобные культурные установки встречаются во многих проявлениях (традиционного) уклада общества и нуждаются, если не в деконструкции (отказа, избегания, непринятия), так уж в реконструкции (переосмыслении, создании заново) точно.

Отдельно можно подвергнуть эту ситуацию  ожидания одобрения  самих себя  через призму других (в данном случае речь идет о целых национальностях и даже нациях и их представителях – русские или любые другие иностранцы)   лакановскому психоанализу  в простой форме – другой, как отражение, зеркало для осознания самого себя.  Суть этого  —  наш нарциссизм в общественных масштабах, когда мы можем оценить себя/говорить о себе/или думать (допустим, любить себя или не любить) только глазами других (любых иностранцев – тамошних, или приезжих). Если о нас говорят хорошо, то  значит  мы  хорошие,  и кто это говорит —  нами  любим.  Но если кто-то говорит о нас плохо, то и ему  самому должно быть плохо или мы ему должны что-то доказать (что мы, мол, не такие). В это игре «любит-не любит», придуманной, надуманной, нереальной, трудно выиграть, если, как говорится,  «король голый», мнение другого становится валютой, которая не имеет под собой гарантий и абсолютно оторвана от реальности.

Какой вывод можно  сделать из вышесказанного? Очевидно, что выпячивать и ставить во главу своей (общественной) жизни  те или иные отдельные личности или достижения своего народа, является не просто  контрпродуктивным,  но также это будет являться продолжением, своего рода, экзистенционального анабиоза, в котором и комфортно, и есть кого обвинить (правда ни того, когда нужно). Сколько бы мы ни  создавали потрясающие воображение строений, насколько бы ни  были хороши наши музыканты, насколько бы ни  было славно наше прошлое, и сколько бы мы не снимали раз в десять лет полнометражных фильмов на пленку – все это исключение из правила (не имеющего ничего общего с реальностью и ничего не доказывающего), которое  заключается в том, что мы все, и, в большинстве своем, рабочие и трудовые мигранты, находимся  в  состоянии перманентного  унижения, поборах и бесправии, нуждаемся хоть в какой-то –реабилитации своего существования и находим эту реабилитацию то в прошлом (в истории народа), то в симуляции ( воспроизведении, копировании) поблескивающего настоящего . Нас так и будут унижать, обирать и «относиться к нам, как к скоту», пока мы не станем защищать себя не посредством силы или пафоса великой культуры, как щита от унижения.

Важно признать и осознать себя рабочим (сколько бы телефонов и костюмов у тебя не было), важно объединяться с такими же рабочими для отстаивания права на образование (как минимум) а дальше и за достойные условия жизни и труда.

Возвращаясь к музыканту Толибджону Курбанханову, можно сказать, что подобный подход в творчестве немного нов для выходцев  из таджикской музыкальной культуры. Подвергать сомнению приемлемость текстов певца и качество исполнения дело не совсем интересное. Задаваться вопросом, насколько певец искренен и приводить причины его подобного творчества (что и делают интернет комментаторы) тоже можно до бесконечности. Гораздо интересней оценить  музыканта как межстрановой феномен. Я не встречал российских музыкантов, так открыто выражающих свои симпатии в отношении В.В. Путина, а экспортный вариант в лице Толибджона Курбанханова    стал, в своем роде,   первопроходцем. Его творчество полностью основано, по крайне мере пока, на одной  личности. Его много, и активно слушают и смотрят соотечественники и, думаю, подобные музыканты (или любые другие деятели культур) могут быть активными инструментами влияния на мнения и мысли (в частности на  выходцев стран СНГ). В песне Толибджона поется «Стабильною страной Россия стала. Недостойные стали во власть прорываться. Настало время для всех из нас, правильно выбрать и в этот раз» (намекая на правильный выбор в лице В.В.П.). Подобный пассаж отсылает к последним выборам президента России в 2012 году, перед которыми и был выпущен этот клип  с песней.

(спасибо за редактуру Ф. Кузиеву и И. Ким)

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*